26.03.2020 18:30
218

История жительницы Самары, вернувшейся из Италии

Ситуация, которая сегодня происходит в мире, разделило общество на два лагеря – тех, кто в страхе скупает продукты, и тех, кто уверен, что ничего особенно не происходит. Но между паникой и отрицанием – пропасть, логичнее всего придерживаться адекватных мер профилактики и безопасности. Поговорили с врачом, которая поехала в Италию, когда ситуация была еще стабильной. После возвращения в Россию она прошла карантин, сдала тест на COVID-19 – он показал отрицательный результат – и рассказала, чему научил этот опыт и как важно не впадать в крайности.   

Александра Иванова – в прошлом врач анестезиолог-реаниматолог. В Италию она прилетела по личным делам 25 февраля, когда информации о вирусе в стране было немного и особых опасений она не вызывала даже у многих медиков.

Все, что я нашла тогда в Интернете, что вирус – не опаснее гриппа, а статистика по заболеваемости и смертности не превышает показания по каким-то другим социально-значимым заболеваниям. Жизнь в самой Италии текла привычным образом. Работали лавочки, которые продавали пирожное, кофе, круасаны и пиццу. Были открыты некоторые музеи. Внешне ничего не вызывало подозрений. Первое, на что я обратила внимание в аэропорту по прилету: в аптеке не было масок и антисептиков. На входе висело объявление с просьбой не спрашивать  – их нет в продаже. Та же ситуация была в Бергамо, где  я провела 10 дней. Этот город расположен в регионе, где сегодня эпицентр эпидемии и ситуация тяжелая.

Бергамо – городок  небольшой. По словам Александры, на улице тогда не было много людей – они ходили на расстоянии 5-10 метров друг от друга, но ощущения, что это происходит специально, не было. Маски никто не носил. В выходные город выходил на прогулки, работали все лавки и магазины, однозначных рекомендаций не было:

Подруга, у которой я жила, неделю работала в офисе. Весь рабочий день сотрудники сидели в кабинете в специальных масках-респираторах. Потом организация ушла на удаленку. Непонимание, как мне кажется, вызывала именно неоднозначность. Ситуация стала резко меняться, когда появились сообщения о росте заболеваемости и первых летальных исходах.

Авиасообщение на тот момент еще не было закрыто, и Александра 5 марта вернулась в Россию. Вся получаемая информация – в самолете, аэропорту, вокзалах – на тот момент носила рекомендательный характер, но подробно расписывала, как себя вести и куда обращаться в случае необходимости. В аэропорту всех подробно опрашивали, тем, у кого была температура, делали экспресс-тесты в мини лаборатории, которую здесь развернули. Тогда в Москве еще ничего не вызывало беспокойства, почти никто не воспользовался выданной маской. Но уже через несколько дней стало понятно, что в столице постепенно начали вводить жесткие меры. После этого, вернувшись в маске в Самару – единственная защита, которая была на тот момент – она провела на строгом карантине более 14 дней. Он проходил в полной изоляции, Саша не выходила из квартиры, продукты и товары первой необходимости знакомые оставляли под дверью.

На меня вышла моя поликлиника, как только получила данные о том, что я прибыла из Италии. По словам эпидемиолога, сейчас считается нерациональным делать тест сразу после подтверждения контакта с больными или с момента прилета из карантинной зоны. Рациональнее всего – на 10-тые сутки. Но это при условии, что симптомов нет. Если они есть – делают сразу. Когда прошли десятые сутки, мне позвонили из поликлиники. Я попросила сдать анализы дома: я больше недели провела на карантине, признаков не появилось. С одной стороны, не будучи до конца уверенной, я не хотела ничего нести в поликлинику. С другой стороны, сама опасалась оказаться в зоне риска, посещая любые медицинские учреждения. Мне провели тестирование на дому. Тест оказался отрицательным, срок карантина истек.

По словам Александры, это был не очень приятный, но важный опыт. Менять привычный образ жизни – сложно: понимать, что ты не будешь контактировать с людьми совсем, что продукты тебе будут оставлять в пакете с обратной стороны твоей входной двери, что придется иначе организовывать рабочий режим и распорядок дня. Пришлось о многом задуматься, учиться переключаться с навязчивых мыслей и не впадать в панику.

Стало спокойнее и понятнее, когда появилась адекватная вменяемая информация на официальных медицинских сайтах, когда информацию стали выкладывать практикующие врачи, описывая течение заболевания. В этот момент стало спокойнее, пазл сложился. Сейчас я не жалею, что следовала всем инструкциям медиков, не жалею, что провела две недели в самоизоляции, я понимаю насколько это важно. Я, можно так сказать, уже перешла на новый режим жизни и работы. В этом нет чего-то страшного, чего-то критичного. Главное, понимать насколько это важно. И помнить, что даже соблюдение элементарных гигиенических санитарных мер и снижение социальных контактов сильно снижает риски распространения инфекции. Да ситуация серьезная, но в нашей власти снизить риски, не поддаваясь панике. Это действительно поможет избежать тех последствий, с которыми сегодня столкнулась Италия.

Получив этот опыт, она сделали свои выводы, которыми сегодня делится со всеми знакомыми, которые в сложившейся ситуации часто звонили и писали с вопросами:

Жизнь в условиях самоизоляции, если она возможно или необходима, не является каким-то кошмаром или ужасом. Просто нужно понимать, с чем связаны такие карантинные меры. Ни одна страна не пошла бы на закрытие границ просто так, ни одна страна не закрывает их из-за гриппа. Да, короновирусы известны давно, но эта модификация выявлена у человека впервые. Нет этиотропных средств: вакцина и противовирусные в разработке. Прогнозов, как будет протекать заболевание, тоже нет. Делать выводы можно только по тем странам, которые столкнулись с инфекцией раньше. А все они пришли к выводу, что эффективнее всего – снижение социальных контактов. Для себя я придумала простую формулу: если вы идете в магазин и покупаете два пакета гречки или любого другого продукта, вы в два раза реже ходите в магазин. Но если покупаете сразу 10 пачек, то устраиваете катастрофу. Потому что все те люди, которые придут после вас и не найдут гречку, обойдут пять магазинов вокруг, в пять раз увеличив количество социальных контактов. А это как раз самое опасное. Продукты нужно покупать так, чтобы ходить в магазин реже, а не чтобы закупить сразу на месяц-полтора. Опаснее всего, что товары в небольших магазинах не найдут пожилые люди и вынуждены будут искать их по другим точкам. Потому что именно эти люди – в зоне риска по заболеванию.       

По словам Александры, опыт Италии показывает, что продовольственные магазины продолжают работать, люди, приходят туда, но в условиях карантинных ограничениях и сохраняя дистанцию друг от друга. Сейчас важно взять на себя свою долю ответственности: свести к минимуму социальные контакты и не поддаваться панике, скупая товары. А еще очень важно остаться человеком – обратить внимание на тех, кто рядом, но в другой ситуации: на пожилых родственников или таких же, но одиноких, соседей. Купить для них первое необходимое или выбросить мусор. Есть вещи, которых мы контролировать не можем. Но есть то, что в наших силах.

  

Комментарии оскорбительного характера и с использованием ненормативной лексики, а также ссылки на сторонние ресурсы, не имеющие отношения к обсуждаемой теме, удаляются.

Авторадио не несет ответственности за содержание комментариев.

Ещё новости